spectat: (mask)
[personal profile] spectat
опубликовал выдержки из доклада Александра Искандаряна на дискуссии о месте и перспективах Беларуси в межинтеграционном пространстве.

В своем докладе директор Института Кавказа (Армения) Александр Искандарян подчеркивает, что на постсоветском пространстве 14 из 15 государств — «лимитрофы, они все — между, является ли Россия лимитрофом между Европой и Китаем — это сложный вопрос, но то, что все остальные являются государствами между Россией и чем-нибудь еще — это совершенно очевидно».

«Но при этом все хотят быть мостами. Я профессионально занимаюсь постсоветским пространством с момента его появления. Стран, в которых мне бы не говорили о роли моста между Востоком и Западом, я еще не видел. Все мосты. Мы тоже мост. Мы, армяне, иногда не очень понимаем, между кем и кем, но мы мост, да. На мой взгляд, в реальности никто не мост из наших стран вообще. Мы — не мосты, мы — мячики, которыми перекидываются от игрока к игроку, или стены, которыми перегораживают. Выбор один: либо примкнуть к какой-то большой силе, либо быть между и пытаться выжить, как это делает мое государство. Но, по-моему, и ваше тоже. Это то, что нас всех объединяет»
, - считает эксперт.

При этом, конечно, отмечает Искандарян, при ряде похожих черт есть существенные отличия между Беларусью и Арменией в нынешней геополитической ситуации:
«Надо понимать, от границы моей страны до границы Ирака — 400 километров. Во-вторых, ценность Армении для России гораздо меньше ценности Беларуси. Беларусь, находясь между Россией и Европой, представляет для России ценность транспортную и не только. А какую ценность представляет для России Украина — мы видим прямо сейчас. Какой выбор в этом всем моей страны? Если говорить конкретно о выборе политическом, то он совершенно очевиден: выбор Армении — не делать выбор. В тот момент, когда нас заставляют делать выбор, приходится плохо. Так было 3 сентября 2013 года, когда случилось по старому одесскому анекдоту: Рабинович переползает через советскую границу, его ловят и говорят: «Стой, кто идет?», а тот отвечает: «Все, все! Больше никто никуда не идет». Мы делали соглашение об ассоциации с Евросоюзом, документ был, смею сказать, очень неплохой, а 3 сентября 2013 года мы сказали: «Все, все! Мы с детства мечтали о Евразийском союзе. А Европейский союз — это бяка».

Тем не менее, как сказал Александр Искандарян, в Армении сейчас началась подготовка документа, «который в огромной степени будет ассоциативным соглашением, просто называться так не будет»:
«Если получится. Если взаимоотношения России и Запада находят какой-то модус, то тогда Армения сможет в каком-то смысле существовать и находить себя. Если отношения ужесточаются, то окно возможностей сужается. Почему Армения имеет возможность так поступать? По очень простой причине — и опять географической. Между нами и Россией находится еще одна страна, и не просто страна, а Грузия, с которой у России чрезвычайно сложные, мягко говоря, взаимоотношения. Вот представьте себе на секунду, что между Беларусью и Россией находилась бы Украина? Как бы было все по-другому. Я прекрасно понимаю чувства грузинских коллег и друзей по отношении к России ввиду своих сложных взаимоотношений с ней в течение последних 20-25 лет. Вот в Армении этих рисков никто не чувствует. А раз не чувствуют рисков, то можно попытаться этим воспользоваться — ходить по этому канату, ведь зонтик безопасности у нас — это Россия, а первый торговый партнер — это Евросоюз. Так и живем. Армения — единственная страна Южного Кавказа, которая контролирует свою территорию, Армения — единственная страна Восточного партнерства, кроме Беларуси, которая контролирует свою территорию».

Что касается евразийской интеграции, то Евразийский экономический союз, по мнению политолога, не является реальным интеграционным проектом:
«Это форма подтверждения лояльности России со стороны каждого из государств проекта в отдельности. У Армении с Кыргызстаном ведь нет никаких общих интересов, в том числе и в экономической сфере. И мы не представляем реально экономического интереса не только для Кыргызстана, Беларуси и Казахстана по-серьезному, но и для самой России. Евразийский экономический союз не является евразийским, не является экономическим и не является союзом. Это некий формат, через который надо проходить, потому что дружить надо, потому что очень часто политика малых государств — это выживание».

И о самом главном различии между Арменией и Беларусью, по мнению директора Института Кавказа:
«Если говорить о внутренней ситуации, об ориентации населения, о том, кем и где себя видит население Армении, то там все на самом деле определено. Ментальное и географическое положение Армении очень сильно отличается. Армяне по своему самоощущению — европейцы. Хотя об этом в Европе могут и не подозревать, но это, в общем-то, не имеет большого значения для внутреннего консенсуса по этому поводу. Более того, в армянской схеме мифологем самосознания или как угодно, армяне — не просто европейцы, Армения — это одна из родин европейцев, мы — первое христианское государство в мире, мы — прямое наследие античности, у нас был Красс, у нас был Помпей, у нас был Ганнибал, у нас была гора Арарат — она сейчас, правда, не вполне у нас, но не суть. Ощущение себя в духовном смысле частью того пространства, частью которого мы не являемся географически, - очень характерная для Армении штука. Вот в Беларуси мне рассказывают про российское телевидение, а в Армении я просто знаю цифру: 2 российских телеканала, 6 процентов населения его смотрит. И этот процент уменьшается. Среди моих студентов сильно больше половины по-английски говорят лучше, чем по-русски. Ориентация на то, чтобы быть частью того пространства, а не этого — это общая вешь, об этом даже говорить как-то неловко. Абсолютно все мои студенты хотят поехать куда-то на Запад, поучиться там еще, две недели, три, год, по той программе, по этой... но людей, которые хотят поехать в Хабаровский политехнический институт, я не видел лет двадцать, и, думаю, уже не увижу. А культурологические изменения — они обязательно скажутся на политике».

Поколение советских чиновников скоро сменится, отмечает Александр Искандарян, и в Армении его уже теснят проевропейцы:
«Те политики, которые у нас сейчас, это еще люди советские, но это — последние из могикан. Это такие люди, знаете, которым в бане под водочку с девочками и колбаской удобно разговаривать. Они так привыкли, они так умеют. Это их модус взаимодействия. А ехать в Брюссель и там, не куря в комнате, разговаривать о правах и экологии — им как-то неуютно. Но уже низкий и средний уровень во всех министерствах другой, все наоборот — они с русскими говорят через переводчика, по-английски. Они вот как раз в бане под колбаску не очень, эта культура им не родная. И этот процесс остановить практически невозможно. Я не понимаю, какими евразийскими союзами это можно изменить».


Александр Искандарян: ЕАЭС - не интеграционный проект, это форма подтверждения лояльности России

via [livejournal.com profile] ci_blog
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

spectat: (Default)
Viladi maniyev

December 2016

S M T W T F S
     12 3
45678 9 10
1112131415 16 17
1819 2021222324
25262728293031

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 18th, 2017 04:34 pm
Powered by Dreamwidth Studios